Пьяный проспится, а больного нужно лечить

9 марта 2018
Такой "спецконтингент" доставляется в городские и районные больницы

 «Проспект Трубников». Александр Косенко.

Куда раньше привозили подобранных на улицах или в общественных местах пьяных? Конечно же, в медвытрезвитель. Но с некоторых пор такие учреждения, как вытрезвители, перестали существовать. Причем не по причине искоренения в нашей стране пьянства. В результате возникла проблема скорее социального характера, нежели медицинского, которую, тем не менее, вынуждены сегодня решать медики.


Так сложилось, что пьяных, в том числе и без определенного места жительства, приводят сегодня в терапевтическое отделение 1-й городской больницы. Поэтому нередко можно наблюдать такую картину: в вестибюле или коридоре отделения на стульях сидит или лежит пьяный человек, что, безусловно, не нравится и медработникам, и больным, которые там лечатся.

Почему так происходит? С этим вопросом наш корреспондент обратился к главному врачу 1-й городской больницы Елене Соломахе.

– Вообще-то опьянение болезнью не считается, – говорит Елена Анатольевна. – Но отсутствие вытрезвителя или другого какого-то учреждения, которое бы занималось такими «пациентами», у нас нет. Поэтому приходится решать эту социальную проблему именно таким образом. Благодаря городской власти в Никополе был открыт пункт обогрева для бездомных, где они могут помыться, поесть, переночевать. Но туда определяют только трезвых и после рентгенологического обследования людей. Не принимают, как раньше, находящихся в алкогольном опьянении горожан и в территориальном центре (из-за аварийности здания). Так что вместо вытрезвителя в городе теперь – наше терапевтическое отделение. Ведь пьяницы – тоже живые люди и нуждаются в помощи. Эта проблема должна решаться на уровне государства, но пока никто этим, к сожалению, не занимается.

А почему бомжей часто можно увидеть в коридоре больницы? Елена Соломаха пояснила: это связано с тем, что терапевтическое отделение и приемный покой находятся в разных зданиях. Вообще-то в приемном покое пьяного бездомного должны помыть, переодеть, обработать от вшей и только потом доставить в терапию. Но из-за расстояния между этими двумя подразделениями их привозят сразу в отделение и некоторое время, до санитарной обработки, они находятся в вестибюле или коридоре.

Основная помощь, которая оказывается таким пациентам, – это приведение в чувство. Затем те, у кого есть жилье, отправляются домой, а бездомных часто помогают куда-то определить представители общественных, благотворительных организаций и фондов.

Что касается нарушения прав медперсонала и больных, которые лечатся в терапии, то они, возможно, и нарушаются некоторым образом, ведь никто не хотел бы усложнять свои условия работы и пребывания соседством с людьми, ведущими асоциальный образ жизни. Но что делать – не выгонять же таких пациентов на улицу! А в случаях каких-то противоправных действий с их стороны в больнице есть охрана, в отделении установлена «тревожная» кнопка.

А можно ли в создавшейся ситуации как-то по-другому решить проблему с пьяницами, которых полиция привозит в больницу? Чтобы не ухудшать условия пребывания там другим больным? По мнению Елены Анатольевны, волевым решением городских властей можно было бы отправлять их не в терапию, а в психиатрическую больницу. Чтобы не только больные с диагнозом «алкогольный психоз», но и обычные пьяные граждане могли получать там медицинскую помощь.

В одном из предыдущих номеров нашей газеты (от 26 января 2018 года) был опубликован материал «Социальная проблема немедицинского характера», в котором шла речь о том, что из-за ликвидации медвытрезвителей пьяных граждан с улицы «скорая помощь» привозит в наши больницы. А это не нравится ни медикам, ни пациентам, которые вынуждены лежать в палате рядом с таким контингентом. Главный врач 1-й горбольницы Елена Соломаха в этой публикации высказала мнение, что людей в алкогольном опьянении лучше было бы отправлять не в терапию, а в психиатрическую больницу.

Это вызвало возмущение руководителя и врачей Никопольской психоневрологической больницы. Главный врач Александр Бойко, заведующий стационарным отделением Василий Живица и заведующий поликлиникой Владимир Кравченко в один голос заявляют: проблема действительно существует, и ее нужно решать. Но нельзя социальную проблему обсуждать в медицинской плоскости. Потому что алкогольное опьянение не считается заболеванием, а уж психиатрическим – и подавно.

Другое дело – алкогольный психоз, или по-народному «белая горячка». Для таких пациентов в Никопольской психоневрологической больнице благодаря городской власти в 2015 году появилось 5 дополнительных коек. Но принимать просто пьяных граждан она не может, это запрещено ЗАКОНОМ. Существуют четкие показания для помещения человека в психиатрическую больницу, и нарушать их никто не имеет права. Поэтому   никто не может заставить врачей-психиатров это делать. Так что не важно, есть у них свободные койки или нет. Да и зачем тратить бюджетные деньги на пьяного человека, который проспится и пойдет домой? Его просто нужно обогреть, если на улице холодно, дать возможность протрезветь и отправить или домой, или в открытый в Никополе приют для обогрева бездомных, где принимают только трезвых бездомных.

Таким образом, по мнению Александра Бойко, Василия Живицы и Владимира Кравченко, способом решения этой социальной проблемы может стать создание в городе чего-то вроде общественных пунктов для тех, кто, как говорят, перебрал. Это может быть даже банальная палатка, чтобы пьяница не замерз, не обморозил руки-ноги и проспался в тепле. Но в таком пункте обязательно должен дежурить медик, который наблюдает за состоянием нетрезвых пациентов. Если он заметит у кого-то из них нарушение жизненно важных функций, признаки алкогольного отравления и т.д., то вызывает «скорую помощь», врач которой определяет, в какое профильное медицинское учреждение необходимо поместить такого человека. Если это отравление, то в реанимацию, если пневмония или кровотечение – в терапию или хирургию, если алкогольный психоз – в психиатрическую больницу и т.д. Главное – чтобы медики со «скорой» правильно определили, куда именно везти такого пациента. То есть, научились «сортировать» больных (как бы цинично это не звучало), как научились это делать в областной больнице имени Мечникова.

Таким образом, в случае необходимости нетрезвому человеку будет оказана квалифицированная медицинская помощь. Если же у него будет обычное опьянение, то при таком подходе он не будет, как сейчас, занимать место в больнице и создавать неудобства для других больных.

Согласен со своими коллегами в том, что закрытие медицинских вытрезвителей создало определенные трудности для медиков, причем всей Украины, и главный врач Никопольской районной больницы, депутат областного совета Андрей Палош. Андрей Андреевич подчеркивает, что проблема острая и требует решения. Но сделать это можно только системно и на законодательном уровне. Потому что согласно действующим в нашей стране законам о психиатрической и наркологической службе никто не имеет права изолировать человека без его согласия или решения суда. В противном случае виновным грозит уголовная ответственность.

Кроме того, без отдельного закона невозможно открыть какое-то специализированное отделение, куда бы привозили пьяных, найденных на улице – такие предложения нередко звучат от никопольчан. Ведь для этого необходим целый ряд условий, в частности, здание с отдельным входом, персонал и т.д., которые, конечно же, требуют финансирования. А оно тоже должно быть узаконено.

А пока этого нет, рассказывает Андрей Палош, приходится поступать по-другому. В каждом отделении районной больницы есть небольшая двухместная палата с зарешеченными окнами и дверью с окошком, через которое можно наблюдать за пациентом. Когда в приемный покой поступает человек в сильном опьянении, который даже имя свое иногда назвать не может, ему в течение часа проводят полное медицинское обследование, в том числе, делают кардиограмму. Если на теле пациента есть раны или травмы, его направляют в хирургию, если у него судорожные припадки – в реанимацию или неврологию, если нарушена работа сердца – в терапию и т.д. Если же человек просто не рассчитал свои силы и перепил, его укладывают на кровать в той отдельной палате и фиксируют, пока не проспится.

Андрей Палош пообещал нашему корреспонденту, что встретится и проконсультируется с областным психиатром и наркологом, заручится поддержкой своих коллег из депутатской комиссии по здравоохранению областного совета и народного депутата Украины Андрея Шипко, после чего подготовит письмо в Верховную Раду. В нем он намерен акцентировать внимание законодателя на существовании озвученной выше проблемы и необходимости внесения изменений в законодательство для ее решения.

Законодательный процесс – дело сложное и не быстрое. Но, может быть, в процессе реформирования здравоохранения наши народные депутаты обратят внимание и на поднятую нашей газетой проблему? Очень хочется верить, что так и будет.

Есть предложения оказывать медицинскую помощь бомжам и пьяным в таких вот палатках

Источник: http://ntm.net.ua