Тайны дома Цепелинского в Никополе (фото)

8 октября 2018
Тайны дома Цепелинского в Никополе (фото)

Повествованием о жилом доме, типографии и магазинах Цепелинских мы продолжаем рубрику «Культурное наследие Никополя» в рамках просветительского проекта для никопольчан при поддержке фонда «Никополь туристический» и совместно с информационными партнерами – Днепропетровским областным центром историко-культурных ценностей, краеведческим музеем, НСЖУ и Nikopolnews.


Больно и печально смотреть на Старую часть, осознавая при этом, что немец Кристофер Райва может заботиться о Никополе, а мы – нет. Дом Цепелинского сейчас выглядит заброшенным и никому не нужным…

Становление семьи

И так, о семье Цепелинских. В городских документах эта фамилия появляется в середине XIX века – некий Ф. Цепелинский занимается мелко-оптовой торговлей круп. К этому времени Никополь стал крупным перевалочным пунктом зерна, перевозимого по Днепру. Удачным «моментом» тогда воспользовались многие никопольские купцы и торговцы, приумножая свой капитал. Среди них – Ф. Цепелинский, прародитель владельца дома и галантерейного магазина на улице Екатеринославской купца и банкира Михаила Цепелинского и хозяина небольшой типографии и писчебумажной лавки купца Юлия Цепелинского. Их бизнес процветал до 1917 года. В протоколе городского собрания, датированного   1919-м, упоминаются фамилии Сухинин, Орлянкин, Ющенко, Ерлашов и т.д., а вот Цепелинских уже нет. Предположительно, что они уже покинули город.

Дом в стиле эклектики

Жилой дом Михаила Цепелинского (никопольские историки и краеведы говорят, что имя от рождения он имел Моисей), возведенного на пересечении главной улицы города Екатеринославской (Никитинской) и Херсонской в местной среде имел локальный акцент. Построен он в конце 1880-х. Позже - в 1902-м к основному зданию, где жила семья, с южной стороны была сделана двухэтажная пристройка – купеческий магазин «Галантерейный». Два здания отличались как по стилю, так и по высоте – жилой дом высотой доминировал над магазином. Этажи жилого здания также были разные по высоте: первого - 3,5 м, второго – 3,2 м. Общая площадь жилья более 580 кв. м.

Построен жилой дом с кирпича, производимого на местных кирпичных заводах, а выполнен   в архитектурном стиле «эклектика», сочетавшего в себе лучшие черты европейской архитектуры XV—XVIII веков. Вертикальную направленность композиции создавали мастерски выполненные углубленные элементы декора по осям межоконных простенков на 1- м этаже, которые переходили в рустованные пилястры 2-го этажа. Оконные проемы второго этажа украшали сандрики (небольшие карнизы) с треугольным фронтоном, которые опирались на колоны.

Столь изящно декорирован был только наружный фасад здания. Добротные входные двери в здание так же выходили на ул. Екатеринославскую, что было значимо и престижно в те времена. Большую часть своей красоты дом Михаила Цепелинского потерял во время Отечественной войны.

От галантереи до кафе «Чайка»

 

В послевоенные годы в доме располагался ресторан «Днепр»

11

 

А это 70-е, когда в доме была столовая

22

Во время войны разрушен был и магазин «Галантерейный» (ул. Херсонская, 3) . В свое время в нем Моня содержал и ссудо-кредитную контору, а кассу – в гостинице Милкова.

На фигурном фронтоне краеугольника здания, выходившего на ул. Херсонскую, когда-то красовались инициалы «М.Ц.». В советское время они будут сглажены толстым слоем штукатурки, как и дата постройки «1900», а первоначальные огромные витринные проемы первого этажа заложены до уровня окон. Балкон, который выходит на ул. Херсонскую, тоже сделан в советское время.

До войны в здании находились мастерские металлургического техникума, который был напротив. В послевоенное время там открыли ресторан «Днепр», а через 20 лет – столовую №5, позже – кафе «Чайка». После пожара в 1996 году строение не эксплуатируется.

С восточной стороны к зданию примыкает одноэтажный дом (Херсонская, 1), который так же принадлежал Михаилу Цепелинскому. Оно возведено для подсобных нужд.

Комплекс строений Михаила Цепелинского распоряжением главы облгосадминистрации в апреле 1996 года внесен в список памятников архитектуры местного значения.

Городские типографии

На противоположном углу от магазина Мони находилась одноэтажная типография и книжно-бумажная лавка его сына Юлия – этот дом мы знаем как бывший обувной магазин. Оба брата были купцами 2-й гильдии.

До революции в Никополе работали несколько типографий. Первая появилась в 1899 году. Её открыл владелец земской почты, купец Ной Маркович Рабинович. Практически десять лет он являлся единственным печатником города. Но в 1908 году дворянка Мария Алексеевна Мазанкова открыла вторую частную типографию, которая стала получать большинство городских заказов (годовая выручка составляла более 6000 руб.), что послужило скорой причиной краха её конкурента Рабиновича.

Два года спустя - в 1910-м - владелец писчебумажного магазина купец Вениамин Израилевич Вайнштейн закупил в Одессе новейшее типографское оборудование и взял в компаньоны печатника Исаака Молдавского. Так появилась «Художественная типография В. Вайнштейна и И. Молдавского». Она предложила жителям Никополя заказывать «прейскуранты, сочинения, каталоги, брошюры, отчёты, счета, бланки, афиши, объявления, свадебные билеты, этикетки, всякие деловые бумаги и прочее на русском, французском, немецком и польском языках».

Обе типографии, несмотря на трудности гражданской войны, продолжали свою работу вплоть до 1920 года, издавая городские газеты, листовки и афиши, пока не были национализированы большевиками.

А что же типография Юлия Цепелинского? Она существовала до середины 1919-го, в ней исполнялись мелкие заказы, а так же печатались мелкие брошюры и открытые письма.

Наследники о семье

А вот какое интересное письмо редакция получила от никопольчанина, живущего сейчас в России и имеющего доступ к архивам  Павла Фирсова.

«Три года назад я приобрёл открытку, выпущенную «собственным издательством писчебумажного магазина Ю.М. Цепелинского в Никополе», с видом «проспекта». Так до революции никопольчане называли главную улицу города – Екатеринославскую (сейчас – ул. Никитинская). Неизвестный фотограф запечатлел на открытке перекрёсток Екатеринославской и Херсонской улиц. Справа видно строящееся здание доходного дома купца Гусева, где сейчас находится Никопольский медицинский колледж (построен в 1908 году). Слева виднеется краешек магазина Цепелинского, где и была отпечатана эта открытка, а за ним – небольшое двухэтажное здание с загадочными инициалами владельца «М.Ц.». Эти инициалы долго не давали мне покоя. Я предположил, что Ц. – это первая буква фамилии «Цепелинский», и при случае уточнил информацию в Никопольском краеведческом музее. Там мою догадку подтвердили и сообщили, что здание было построено в 1902 году и на нём действительно указаны инициалы его владельца – Михаила Цепелинского.

Анна Цепелинская

33

Не могло быть простым совпадением, что рядом с домом Михаила Цепелинского стоял книжный магазин Ю.М. Цепелинского. Вероятнее всего, это были отец и сын. За ответом я отправился в Российскую Государственную Библиотеку. До революции это был Императорский Московский Румянцевский музей, и все типографии империи обязаны были присылать туда один экземпляр книги из каждого тиража. В результате поисков выяснилось, что владельца книжного магазина звали Юлием Михайловичем Цепелинским. Мало того, оказалось, что он приобрёл в Алуште участок земли на берегу моря и построил великолепную виллу «Анна». Казалось невероятным, чтобы владелец книжного магазина из Никополя имел достаточно средств для покупки земли и постройки особняка на одном из лучших курортов Российской империи! Разыскивая в интернете сведения о вилле «Анна», я неожиданно вышел на правнучку Юлия и Анны Цепелинских. Оказалось, что её зовут Карина Яновская. Мы договорились встретиться, чтобы обменяться информацией.

Наша встреча состоялась два года назад. Вместе с Кариной и её двумя детьми на встречу приехала также Оксана, двоюродная сестра Карины. Мы познакомились, и выяснилось, что Карина – бывший журналист, автор более 180 статей об архитектуре, дизайне и путешествиях. Вместе со своим мужем Константином Вишневским она посетила более 20 стран, в том числе Перу, Мьянму, Непал, Китай, Сирию, Боливию, Армению, Японию, ряд европейских стран, встречалась с президентом Боливии Эво Моралесом и культовыми архитекторами Этторе Сотссасом и Захой Хадид.

На нашу встречу Карина взяла с собой детей, чтобы они узнали о никопольской жизни предков, о которой в их семье почти ничего не было известно. Рассказ начала Карина, время от времени Оксана её дополняла. Из рассказа я узнал, что почти все потомки Цепелинских живут сейчас в США. Дядя Оскар, проживающий в штате Нью-Джерси, несмотря свой на преклонный возраст - 94 года, очень большой модник и обладает прекрасной памятью. Он занимался историей семьи Цепелинских и сумел проследить своих предков вплоть до XVIII века. Оскар выяснил, что Цепелинские были родом из южной Германии. Оттуда в начале XIX века они перебрались в Польшу, а затем - в Украину. Некоторые из Цепелинских иммигрировали в США и даже участвовали в гражданской войне на стороне северян. В семейном архиве хранится фото 1864 года: несколько солдат на фоне огромной пушки. Как её предки попали в Никополь, Карине неизвестно, но она пообещала об этом узнать у родственников в Америке. Карина и Оксана принесли с собой множество семейных фотографий, в том числе - фотопортреты Михаила Цепелинского, его сына Юлия и невестки Анны, а также их детей, снятые в Екатеринославе, Никополе и городах Таврической губернии.

Как звали жену Михаила, никто в семье сейчас не знает. О доме Михаила Цепелинского в Никополе им тоже ничего неизвестно. На открытках 1908 и 1914 годов видно, что второй этаж дома был жилой, а на первом располагался галантерейный магазин. Разумеется, после революции этот дом, как и другие дома богатых горожан, был национализирован. Семейные предания рассказывают, что владелец дома Михаил Цепелинский был очень богат и всё своё состояние оставил сыну Юлию. Соседнее здание книжного магазина Юлия Цепелинского сохранилось и поныне, только выглядит оно уже не так симпатично: украшения на крыше уничтожены, старые изящные окна и входы заложены, а вместо них прорублены новые большие квадратные окна и дверь. Сейчас там находится бильярдный клуб и кафе-бар «Семёрочка».

А вот какое интересное письмо редакция получила от никопольчанина, живущего сейчас в России и имеющего доступ к архивам Павла Фирсова.

«В 1899 году Вульф Абрамович Брон, разбогатевший на торговле зерном, решил попробовать себя в лесной торговле. По улице Екатеринославской, 39 Брон построил двухэтажный доходный дом, на первом этаже которого открыл контору фирмы лесных материалов «Подгурский Александр Иванович, Педенко Е. и Брон В.» Александр Иванович Подгурский был на тот момент городским старостой, а Ефим Карпович Педенко – одним из братьев-купцов, занимающихся в Никополе лесным бизнесом. В 1901 году в доме Брона расположилось также Общество взаимного кредита, бессменным бухгалтером которого вплоть до революции 1917 года стал Юлий Цепелинский. Если верить телефонному справочнику Никополя за 1916 год, он проживал в доме Брона. Квартиры жильцов находились на втором этаже, и помимо семьи Юлия Цепелинского, там жили поверенный по судебным делам Вейбен и владелец мануфактурного магазина Шор. К сожалению, этот интересный дом не дожил до наших дней: он был снесён в 1980-е годы во время реконструкции Старой части города.

Юлий Цепелинский был приписан к мещанскому сословию, потому что по законам тех лет инородец не мог стать дворянином. Это был незаурядный человек и общественный деятель, немало сделавший для Никополя, за что в 1916 году он удостоился звания «Личного почётного гражданина». Звание представляло собой тонкую прослойку между дворянством и купечеством, с помощью которого правительство пыталось решить извечную проблему — охранить благородное дворянство от проникновения чужеродных элементов и в то же время поддержать и поощрить предпринимателей, удовлетворяя их амбиции и стимулируя торгово-предпринимательскую и благотворительную деятельность. Личный почётный гражданин имел ряд льгот: он освобождался от призыва в армию, от некоторых налогов и телесного наказания, а также имел право участвовать в городских выборах и занимать городские общественные должности.

Как следует из найденных мною в РГБ сведений, Цепелинский был членом ревизионной комиссии Общества Вспомоществования нуждающимся учащимся Никопольских Городских Мужского и Женского училищ. Общество оказывало помощь ученикам, не имеющих достаточных средств для учёбы, в основном детям крестьян. Он пожертвовал несколько десятков книг для открывшейся 17 декабря 1906 года Никопольской Общественной библиотеки. Юлий и Анна помогали Никопольскому обществу призрения больных иудейского вероисповедания.

Анна Израилевна Цепелинская, жена Юлия, была красивой и представительной женщиной. Она любила одеваться по последней моде и выписывала себе наряды прямо из Парижа. Юлий Цепелинский тоже одевался с иголочки, носил пышные, закрученные кверху усы и небольшую аккуратную бородку.

Их правнучка Карина сообщила мне то немногое, что ей было известно о вилле «Анна». В начале XX века чета Цепелинских приобрела в одном из курортных городов Южного Крыма, Алуште, у дочери  профессора Бекетова Екатерины Николаевны  участок земли на берегу моря. На этом участке Юлий Цепелинский в 1908-1910 году построил роскошную двухэтажную дачу, которую назвал «Вилла Анна» в честь своей жены (ныне – г. Алушта, ул. Набережная, д. 6). На даче Юлий и Анна с детьми проводили каждое лето, а в сентябре возвращались обратно в Никополь. Цепелинские любили компанию и часто приглашали на виллу погостить своих родственников и друзей.

Если я ничего не путаю из рассказа Карины, то Анна болела чахоткой, и врачи посоветовали ей проводить лето на берегу моря. Именно это заставило Юлия Цепелинского построить в Алуште виллу. Кроме того, Анне была прописана диета из жирных молочных продуктов. Надо сказать, что целебный морской воздух и обильное питание вылечили Анну от её страшной болезни. Она поправилась и в прямом, и в переносном смысле, т.е. заметно прибавила в весе. Это особенно видно на её поздней фотографии, снятой на вилле "Анна" накануне революции. Прилагаю фото к письму».

Анна Цепелинская (позднее фото)

44

В настоящее время бывшая вилла «Анна» является корпусом №1 санатория «Морской уголок» (в советское время – санатория «Рабочий уголок») и отнесена к объектам культурного наследия. Карина рассказала мне, что 4 года назад со своим мужем Константином приехала в Крым, чтобы посетить бывшую семейную дачу. С собой они привезли дневники прабабушки Анны и её портрет в полный рост. По приезду выяснилось, что вилла «Анна», памятник архитектуры начала XX века и украшение набережной Алушты, вместе с соседней виллой «Марина» объединены в единый музейный комплекс. Директор комплекса приняла от Карины и Константина подарки и любезно показала правнучке  внутренние помещения здания. К сожалению, прошедшие 100 лет не пощадили его некогда великолепное внутреннее убранство - от него не осталось и следа. Осмотр занял продолжительное время, и гости попросили позволить им переночевать в бывшем семейном особняке, на что директор ответила отказом. Она предложила Карине и Константину провести ночь в маленькой сторожке, в которой из мебели были лишь небольшой диван и стол. Вдоль стен громоздился разный дворницкий инвентарь: вёдра, мётлы, лопаты. Карина спала на диване, а её муж – на столе. Утром, усталые и разбитые, они покинули бывшее семейное гнездо.

Внутри виллы

55

 

Вилла Анна, построенная в Крыму семьей Цепелинских

66

Прабабушка Анна Цепелинская любила писать стихи и оставила в наследство две тетради, исписанные красивым, аккуратным почерком. Под каждым стихотворением стояла дата и место написания. Я решил воспользоваться этим и попросил Карину продиктовать мне даты за 1917-1918 годы. Выяснилось, что Цепелинские с июня по октябрь 1917 года находились в Алуште, а в Никополь вернулись лишь 14 ноября 1917 года. Все остальные стихи были написаны в Никополе. Оно и понятно: добраться до Крыма во время гражданской войны было попросту нечем: поезда и пароходы не ходили. Последнее стихотворение было написано в ноябре 1919 года, затем шёл большой перерыв в несколько лет.

Карина рассказала, что в её семье Юлия Цепелинского называли банкиром. По преданию, у него был небольшой банк «Цепелин». Однако, в справочниках «Русские банки» за 1914-1916 годы такой банк в Никополе не значился. Возможно, из-за его малого оборота банк просто не стали вносить в справочники. В номере «Нашей газете» от 19 января 1919 года, издаваемой Кассой взаимопомощи Никопольского Студенческого Союза, я с удивлением прочитал следующее объявление: «Банкирский дом Ю.М. Цепелинский и Ко» в Никополе открыл свои действия и производит все законном дозволенные банковские операции. Банк открыт ежедневно, кроме праздничных дней, от 9 до 1 часа дня. Телеграммы: ЦЕПЕЛИНБАНК - НИКОПОЛЬ». Вот он, тот самый Банк «Цепелин», о котором говорила Карина Яновская!

Реклама банкирского дома Цепелинского от 19.01.1919 года

77

Страница из телефонного справочника города Никополя за 1916 год

88

Оксана и Карина принялись строить догадки, почему банк работал лишь с 9 до 13 часов, но я знал ответ: шла гражданская война, в Никополе не было электричества, все учреждения в городе работали только в светлое время суток, а зимой темнело очень рано. Банкиром в 1919 году Юлий Михайлович был недолго: уже через месяц после открытия банка в город вошли большевики. Все частные кредитные учреждения были немедленно национализированы согласно декрету Совнаркома. Семья Цепелинских провела в Никополе страшный 1919 год, пережив голод, болезни, Троицкое восстание и целую череду смены власти.

Карина рассказала мне семейную историю, передающуюся из поколения в поколение. Дело было осенью 1919 года, когда в Никополь, где жила семья Цепелинских, пришли махновцы. Эти лихие ребята, помимо продовольствия и лошадей, забирали с собой молодых девушек. Прихватили они с собой и юную семнадцатилетнюю дочь Цепелинских Дину. Семья поплакала, конечно, и уже простилась с дочкой навеки. Никто не думал больше увидеть её живой. Однако, каковы же было удивление и радость домашних, когда через несколько дней Дина вернулась обратно, жива и невредима! Спасло её умение играть на скрипке, которому она обучалась с малых лет. Её мать, Анна, была отличной пианисткой и решила дать дочери музыкальное образование. Девушка два дня, не переставая, играла на скрипке бойцам батьки Махно во время их попоек, услаждая слух гуляк прекрасной музыкой, в том числе исполняла на бис знаменитое «Яблочко». Через два дня восхищённые слушатели в знак благодарности посадили Дину в поезд, направлявшийся в родной Никополь. Так счастливо закончилось её приключение.

Что произошло с семьёй дальше, достоверно неизвестно. Скорее всего, Цепелинские, потеряв в Никополе всё, бежали в белогвардейский Крым, в свою любимую виллу «Анна». В Крыму дети заболели тифом. К сожалению, сын Цепелинских Лев умер в возрасте 15-16 лет, а обе дочери, Дина и Стелла, смогли победить эту страшную болезнь. Осенью 1920 года в Крым пришли большевики. Тогда старшая дочь Дина отправилась в Ленинград поступать в консерваторию, а младшая с отцом и матерью уехали в Москву. Карина рассказывала, что якобы перед отъездом из Крыма Цепелинские успели продать виллу «Анна», но это маловероятно. В 1923 году знаменитый Профессорский уголок г. Алушты, где она находилась, был переименован в «Рабочий уголок». В бывшем здании виллы «Анна» расположился Дом отдыха Крымского Совета Профсоюзов.

В Москве семья поселилась на улице Моховой, а позже получила комнату в коммунальной квартире на Садово-Кудринской. Юлий Михайлович устроился на работу бухгалтером Московского Общества Взаимного Кредита. Зарплаты не хватало, и Цепелинские терпели бы большую нужду, но, покидая Алушту, они сумели припрятать мешочек с бриллиантами. Чтобы их не нашли сотрудники НКВД, бриллианты спрятали в хрустальной люстре, украшавшей комнату. В течение 30-40-х годов было несколько обысков, но никто из чекистов не догадался поискать ценности в люстре. Продавая их понемногу, семья Цепелинских сумела пережить тяжёлые предвоенные и военные годы. Юлий и Анна Цепелинские благополучно дожили до середины 1950-х годов и были похоронены на Востряковском кладбище. 

Ах, судьба его, судьбинушка…

Но вернемся к Никополю…  Типография и магазин Юлия Цепелинского памятником архитектуры не являются.  А вот строения его отца Михаила Цепелинского , хотя и имеют статус культурного наследия, но находится в более чем плачевном состоянии. Начиная с середины 1990-х годов, комплекс трижды перепродавался, то «дробился», то снова «объединялся».  Комплекс строений Моисея Цепелинского первоначально было в частной собственности ООО «Бригантина», занимающегося торговлей, теперь ее владелицей является  некая Татьяна  Мещерякова. На телефонный номер Мещеряковой, предоставленной редакции официальной стороной, ответили, что проживают в Херсоне и никаких отношений к Никополю не имеют, тем более понятия не имеют о доме Цепелинского.  Не дали положительного результата и наши попытки в Никополе разыскать сего тайного собственника - те Татьяны Мещеряковы, которых мы разыскали, по их словам, тоже не имеют отношения к культурному наследию.  С этого уже сейчас очевидно, что  памятником архитектуры в ближайшее время вряд ли кто займется.

А строения тем временем все больше разрушаются. Нет в этой «горнице» ни окон, ни дверей, а стала она местом разгула ветра, наркоманов  и бомжей. Кирпичи, что падают с высоты бывшего жилого дома, представляют серьезную угрозу пешеходам...  Жилой дом и бывший купеческий магазин ждет та же судьба, что и Азово-Донского банка и ШОПы.

Наталья Разуваева

Источник: http://nikopolnews.net