На Днепропетровщине Существо подозревают в жестоких издевательствах над малышом (Фото 18+)

8 сентября 2019
На Днепропетровщине Существо подозревают в жестоких издевательствах над малышом (Фото 18+)

На Днепропетровщине очередной случай издевательства над ребенком, проживавшим в приемной семье. Совсем недавно Nikopolnews сообщал о том, что многодетная мать, имеющая статус героини, держала на цепи приемного сына. И вот – снова история, от которой в венах стынет кровь. Ею поделилась на своей страничке Елена Малыхина, которая сейчас воспитывает пострадавшего мальчика.


Согласно информации, полученной Nikopolnews, первоклассник Владик 4 года прожил в семье, где над ним жестоко издевались. И возможно, все это продолжалось бы еще неизвестно сколько, если бы однажды приемная «мать» не дошла до края. Ребенок оказался в реанимации с жуткими травмами.

Обратно его уже, естественно, не вернули.

Подробности этой страшной истории – в посте новой мамы мальчика Елены Малыхиной, - ниже. Мы приводим ее рассказ практически без купюр (исправлены орфография и пунктуация, а также удалены некоторые личные данные, но они есть в оригинальном ПОСТЕ).

Елена Малыхина

Познакомьтесь - это наш сын Владик.

Мы с ним впервые встретились случайно почти два года назад. Не удивляйтесь, и такое бывает! Но я хочу рассказать не нашу, а его историю. Страшную историю ада маленького человечка!

Когда ему было пять месяцев, его биологических родителей лишили родительских прав. Его отправили в дом малютки с кучей болячек, начиная от физического недоразвития заканчивая пороком сердца. В два года его усыновила Наталья Алексеевна К. (далее я буду называть её «Существом», вы поймёте почему, она для меня не достойна даже названия «животного»). Усыновило нигде не работающее, не замужнее, имеющее административное наказание за «неналежне виконання батьківських обов`язків» Существо. За три месяца. Кто стоит в очереди на усыновление, меня поймут. И только с этого момента его жизнь превратилась в ад. Вот только некоторые его воспоминания, которые также зафиксированы в уголовном деле:

«Наташа меня кормила, когда я был хорошим, супом желтым, но там не было картошки морковки и лука (потом, живя у нас, он показал на «Мивину» и сказал, что это Наташин суп); когда был плохим била; била ногами, руками и (почему-то) ложкой; заставляла приседать всю ночь, пока она спит, с табуреткой в руках; оставляла на несколько дней в закрытой комнате и уходила; не разрешала гулять с другими детками; говорила, что у меня эпилепсия и она сдаст меня в интернат, где я сдохну; хватала за писю и тянула, говорила, что оторвёт; брала большую иголку и колола по рукам и ногам (видимо пыталась перебить сухожилия), текла кровь, но она запрещала плакать, говорила, что тогда возьмёт нож и будет колоть им; говорила, что я дебил, никому не нужный; когда приходила Алина (внучка Существа) меня закрывали в ванной, потому что у меня эпилепсия».

Четыре года! ЧЕТЫРЕ! Из шести! Всё это время он жил с Существом, с её мамой, сестрой и племянником в одном доме. И никто ничего не сказал под протокол! Да, без протокола они говорили, но .... Без протокола её 22-летняя дочь Виктория говорила сотрудникам полиции, что с ней она делала почти тоже самое, но девочке никто не верил, когда она пыталась об этом рассказывать в милиции. Без протокола... И при этом никто не заступился за мальчишку! Всех всё устраивало!

Мы с ним познакомились случайно. В то время Существо оббегало все медицинские учреждения Днепра в надежде продлить его инвалидность и установить эпилепсию, шизофрению, ну хоть что-нибудь, чтобы получать на него деньги; сдавала его на пятидневку в дома для умственно отсталых детей.

Девять месяцев (и пусть кто-то скажет, что я его не выносила, и это не мой ребёнок) я бегала и писала во все инстанции. Ото всюду мне приходил ответ, что мои слова ничем не подтверждаются, мальчик склонен к фантазии, мать исполнят свои обязанности достойно и четко уверена в будущем сына. Все основывалось на проверке Службой по дела детей. Как потом выяснилось, проверяла всё это заместитель начальника службы, а по совместительству родственница Существа. Последний раз мне про фантазии мальчишки оповестили справкой из полиции 15 августа 2018 года. Но уже 28 августа 2018 года меня вызвали и сообщили, что 08.08.2018 Существо избило его, закрыло в комнате и ушло гулять на несколько дней. Его нашла её мать через два дня и вызвала скорую, очень просила не заявлять в полицию, а то «такой позор». Владика доставили сразу в реанимацию. Существо являлось к нему один раз в больницу и говорило, что никому нельзя рассказывать, что это она его избила. Он её не видел, потому что глазки не мог открыть, только слышал. Кстати, Существо, на тот момент будучи суррогатной матерью, вынашивало для кого-то ребёнка.

В больнице Владьке нравилось там вкусно кормили несколько раз в день.

Если можно, я не буду рассказывать весь диагноз, который ему поставили. Думаю, хватит того, что вы можете увидеть на фото. Его масса тела составляла 60% от требуемой для его возраста и роста. Потом был распределитель, где ему тоже нравилось.

Нам разрешили за ним приехать только в середине сентября. Сразу сказали, что очень испуган, спит в памперсе (каждую ночь писается), требует помощи многих специалистов. Когда мы уехали оформлять все документы, он всем детям рассказал, что уедет, и они больше никогда не увидятся, потом собрал свои вещи и возле окна ждал красную машину, очень переживал, что мы не вернёмся.

Приехали домой не только с израненным телом (множеством шрамов на голове, туловище и даже лице, которые навсегда с ним останутся), но без элементарного понятия о детстве и жизни в семье. Он не знал, какие мандарины на вкус (Существо покупало их только для своей внучки Алины); не думал, что на Новый Год Дед Мороз принесёт ему подарки; что одежду новую могут покупать ЕМУ. Он прятал недоеденный йогурт с ложкой в письменный стол и ночью вставал и ел.

Я не скажу, что дальше всё было идеально. Нет, было много всего! Мы до сих пор притираемся, он до сих пор боится, что за ним не вернутся. Когда мы пошли в садик, он недели две спрашивал каждый день, заберём ли мы его вечером. Я думала, что теперь уже успокоился, ведь прошёл почти год. Но первого сентября Владик пошел в первый класс и, перед тем как идти с детьми на линейку, схватил меня и бабушку за руки и спросил, точно ли мы его заберём.

Когда мы его забрали из распределителя, у него не было поставлено почти не одного звука, говорил слова как старые люди (видимо, только 80-летняя мать Существа с ним разговаривала). Кстати, энурез у нас так и не проявился, кроме одного раза, ну очень вкусный был арбуз. Периодически идёт кровь из носа, когда волнуется или напуган.

Сейчас Владька, когда вспоминает Существо, говорит «когда я был маленьким и жил у Наташи ...». «Маленьким»…

Только в феврале 2019 года полиция направила дело в суд. Каким-то странным образом следователя, который вёл дело и собирал материалы по обвинению по нескольким статьям отправили срочно на повышение квалификации и другой следователь составил обвинительный акт только по одной статье «нанесение телесных повреждений средней тяжести» (исходя из того, что Владик находился в больнице только 17 дней). Дело до сих пор рассматривается.

11 сентября 2018 года службой по делам детей было подано исковое заявление в суд о лишении Натальи Алексеевны К. родительских прав в отношении Владислава. Существо не согласилось с тем, что ему придётся выплачивать в случае удовлетворения иска алименты и подало иск об отмене решения об усыновлении, чтобы снять с себя все обязательства. Существо не является в заседания, но судья Бабушкинского районного суда города Днепра, несмотря на заявления службы, по непонятным причинам не желает выносить заочного решения и в заседаниях неоднозначно высказывается о недоказанности обвинений и фактов касательно ненадлежащего исполнения родительских обязанностей Существом по отношению к сыну.

Я, наверное, написала очень длинный текст, и многие его может и не дочитают до конца. Но это только маленькая часть истории ада маленького мальчика.

Я не прошу вас помочь с деньгами, нам хватает. Я прошу вас только сделать репост, может судья Бабушкинского суда Женеску Элеонора Вячеславовна увидит и прочитает эту историю ада и вспомнит, что решение суда должно быть и законным, и справедливым.

Может кто из соседей видел или слышал, как Существо издевалось над ребёнком. Они ведь не жили в изоляции.

Прошу сообщить нам об этом, потому что уголовное дело тоже ходит по кругу. Её родственники боятся давать показания, а она свободно гуляет по Днепру, ездит за границу и т.д. Прошу всех, кто может владеть информацией про её зверства сообщить мне или в Шевченковский отдел полиции города Днепра».

Данная история опубликована не только для того, чтобы придать огласке конкретный случай, но и для того, чтобы призвать к бдительности всех нас. Украина взяла курс на отказ от традиционных «советских»  детдомов и интернатов. Детей, оставшихся без опеки родителей, стараются отдавать в приемные или патронажные семьи, детские дома семейного типа, усыновителям или опекунам. Однозначно, это лучше, чем жизнь в «казарме». Но! Бывают вот такие «но». И, к сожалению, не так уж редко. Как, кстати, и в семьях, где родители родные. Контролирующие органы не всегда работают эффективно, поэтому всем нам, людям, нужно быть бдительными, обращать внимание на детей в своем окружении, не проходить мимо, если что-то показалось подозрительным…

Глядя на фотографии, представленные выше, сложно поверить, что сделаны они в центре Европы в 21 веке. Но они сделаны. Это рядом с нами. Это есть. И это очень страшно. 

Автор: Екатерина Андрус

Источник: http://nikopolnews.net