Анжелика Валькова: «Хочу опровергнуть миф о том, что хорошо играть в шахматы могут только мужчины».

30 января 2013
Фото автора.
«Новый Репортёр». Елена Щербова.

Один из самых ярких и выдающихся шахматистов своего времени, одиннадцатый чемпион мира по шахматам Роберт Фишер считал, что шахматы – не женское дело. В каком-то смысле он был прав. Шахматы – игра военного плана и когда в неё играют мужчины, это понятно: азарт и борьба за первенство заложены в них изначально, на уровне инстинктов. А вот женщинам на поле боя делать нечего, для них природой заложено другое предназначение.


Поэтому в нашем обществе прочно укоренилось мнение (и не безосновательно, это подтверждают рейтинги), что женщины-шахматистки играют хуже представителей сильного пола. Но, как известно, у каждого правила есть свои исключения, что доказала юная никопольчанка Анжелика Валькова. В свои 15 лет она уверенно вошла в восьмёрку лучших шахматистов Никополя. А недавно вернулась с юношеского турнира по шахматам, который проходил в Германии, с победой.

Анжелика Валькова учится в 9-м классе гимназии № 15, шахматами занимается с пяти лет. Ей нравятся иностранные языки (углублённо изучает английский и немецкий языки), любит петь, иногда выступает на школьных концертах.

– Анжелика, с чьей лёгкой руки ты начала играть в шахматы?

– В моей семье все любят эту игру. Когда мне было около четырёх лет, мама показала мне шахматные фигуры, дедушка научил играть, а бабушка водила в шахматный клуб. Интерес к шахматам мне привили с детства и до сих пор он не угас.

– Классическая партия в шахматы длится от трёх до пяти часов. Не скучно?

– В шахматах есть такое понятие как «блиц», где на партию дается по пять минут. Тем, у кого импульсивный темперамент, рекомендую этот вид игры. Правда, звания за это не получишь, только приз в случае победы. Чтобы получать звания, надо играть в «классику», а «блиц» полезен для совершенствования.

– Какой ты любишь стиль игры: нападение или защиту?

– Я контратакую. Мои любимые дебюты: ферзевый гамбит белыми, французская и староиндийка чёрными. Шахматы – это военная игра, тут применимы разные стратегии и тактики, как и на поле боя.

– Но поле боя – не место для женщин.

– Я хочу опровергнуть миф о том, что хорошо играть в шахматы могут только мужчины.

– Хорошо. Но скажи честно, как к тебе относятся мужчины-шахматисты?

– Раньше воспринимали меня несерьёзно, даже могли поддаться, «жалея девочку», а теперь у меня в коллекции полный набор «скальпов» лучших игроков города.

– Т.е. недооценивая тебя как противника, они проигрывают?

– Да. Вообще в шахматах психология занимает 30-40%. Недостаточно быть хорошо подготовленным теоретически, важно быть психологически устойчивым. Надо стараться играть не против соперника, а против фигур. Шахматы начинаются и заканчиваются на шахматной доске и то, что дальше неё – неважно. Кстати, в шахматной игре существуют элементы, которые могут пригодиться в реальной жизни: хитрость, расчёт и анализ.

– Вот это да! Наверное, шахматистов можно брать в разведчики или дипломаты?

– Думаю, можно. Есть известный исторический факт: код Энигма (очень сложный шифр, который немцы использовали для шифровки радиограмм в германском военно-морском флоте и «люфтваффе» во второй мировой войне – прим. авт.) расшифровал английский математик, логик и криптограф Алан Тьюринг, а помогли ему в этом друзья-шахматисты. В частности, американский гроссмейстер Ройбен Файн, который входил в число ведущих шахматистов мира в 30-40 гг.

– Что для тебя значат шахматы?

– Шахматы закаляют характер. Считается, что надо проиграть 300 раз, чтобы понять, что такое шахматы. Это очень долгий путь, поэтому игра в шахматы не подходит тем, кто хочет получить «всё и сразу». А для меня игра в шахматы – это гимнастика для ума и возможность увидеть другие города и страны.

– Где ты побывала благодаря шахматам?

– Я принимала участие в областных и всеукраинских соревнованиях, а также в международных открытых турнирах и фестивалях по шахматам в России, Белоруссии и Германии. Недавно вернулась из Германии, где участвовала в двух турнирах. Я там выступала по приглашению шахматного клуба «Зикер» (город Билефельд), одним из факторов повлиявшим на приглашение, было знание немецкого языка.

Это был международный турнир в городе Падеборне, который проходил с 25 по 30 декабря. В нём участвовали около 200 человек, я играла в группе В (любители), мой результат – пять с половиной очков из семи, что позволило занять третье место.

Второй турнир – полуфинал земли Северный Рейн-Вестфалия среди юношей до 16 лет проходил с 3 по 5 января. С девочками играть я не захотела, потому что не интересно (их рейтинг на несколько порядков ниже моего). В этом турнире я заняла первое место, не проиграв ни одной партии.

После этого, мне предложили сыграть за взрослую команду клуба на первенство Федеральной земли. В итоге оказалось, что мой выигрыш принёс победу в матче.

– Ты часто принимаешь участие в турнирах?

– Так получилось, что весь декабрь и январь у меня плотный турнирный график: полуфинал Украины, турниры в Германии, кубок города Никополя (я вошла в восьмёрку сильнейших никопольских шахматистов), сейчас идёт финал города.

– В чём отличие шахматной жизни в Германии и у нас?

– В Германии много спонсоров и меценатов, а у нас к шахматам отношение прохладное, особенно у спортивных чиновников. За границей в шахматы играют, в основном, русские эмигранты, а вообще немцы относятся к игре в шахматы спокойно, как к хобби. Им не понятно как можно играть в рабочие дни, турниры там длятся три дня – четверг, пятница, суббота. В воскресенье немцы отдыхают «от всего». У нас всеукраинский турнир проходит девять дней подряд!

В Германии нет такого понятия, как стационарный шахматный клуб, большинство турниров проходит в арендованных помещениях. К примеру, первый турнир проходил в одном из выставочных залов самого большого компьютерного музея в мире, а второй – в спортклубе.

Есть отличия и в самой игре. Немцы играют спокойно, педантично, не рискуя понапрасну, у них шаблонный подход. Наши играют активнее, сильнее и наглее, чем немцы, могут рискнуть и выложиться полностью. Уже по первым пяти ходам можно догадаться с кем играешь, у наших к игре подход творческий, они более изобретательны. Немцы ценят шахматы как культурный досуг, а нашим важен спортивный результат. Наши люди считают шахматы мерилом интеллекта, своеобразным интеллектуальным боксом и более болезненно относятся к поражениям.

– А как ты относишься к поражениям?

– Когда была маленькой, то плакала, а сейчас проигрыш воспринимаю более спокойно. Расстраиваюсь, конечно, но не сильно, ведь главное, что я получаю опыт.

– С кем тебе легче играть?

– С мужчинами, потому что они более прямолинейны, а женщины коварны в своих замыслах. А вообще, в шахматной игре главное – опыт. Ни пол, ни возраст здесь роли не играют. У нас демократия, как на Сечи: умеешь играть в шахматы, в Бога веруешь – наш человек.

– Какова роль тренера в твоих результатах?

– Со своим тренером Александром Мартияном (кандидат в мастера спорта по шахматам, — ред.), одним из ведущих шахматистов города, я занимаюсь уже пять лет. Во время соревнований он меня готовит к игре с конкретным соперником, пользуясь Интернетом и базой данных. Это позволяет достичь высокого процента результативности. Он всё время находится в творческом поиске, снабжает меня новыми идеями и интересными новинками.

– Какие цели ты ставишь перед собой?

– Я прошла путь от третьего разряда до финала Украины среди девушек до 16 лет, заняв в полуфинале четвёртое место. Сейчас у меня первый взрослый разряд по шахматам. В апреле этого года состоится финал Украины среди девушек (Никополь будет впервые представлен на таком уровне – прим. авт.). Хочу выполнить норматив кандидата в мастера спорта и двигаться дальше.

Источник: http://newreporter.info